1 135 views

В этот вечер.

ladoni

Он приметил, что командир сам по себе не так требователен, как адмирал, который будто сразу видел все, что делалось на корабле. Командир кое-какие промахи подчиненных пропускал, адмирал — никогда. Семен судил об этом по тому, что иногда командир, глядя, как работают матросы на мачте, молчал, посапывая носом, а адмирал поглядит туда же и непременно что-нибудь заметит и крикнет.
В этот вечер, дожидаясь команды, Семен уже знал, что все в первый раз будут глядеть на них, новобранцев. Бежать по вантам от этого будет труднее. Страха перед высотой он не чувствовал, но спине его как будто было несколько жарче.
У Игнаши сердце так сильно билось, словно находилось не в груди, а в животе и в горле. Оно стучало даже в концы пальцев, когда они после команды судорожно уцепились за ванты. Игнаша преодолел две первые веревочные ступени, но третью носком ступни не поймал: веревка словно бы сама уклонилась. Игнаша взмахивал ногой и ловил ее, а снизу неслось:
— Что ногами засучил, идол? Живей, тебе сказывают. Нагулял жир в лакейской, скотина!
Красное, в медных бакенбардах лицо унтер-офицера Омельченко пылало яростью.
Игнаша в отчаянии подтянулся вверх несколькими рывками и повел глазами, не смея оглянуться. Он висел над палубой, как жук на нитке. Было видно осевший, освещенный солнцем борт и темную, подступавшую к нему воду. Мачта косо стремилась в небо. В пояснице и в ногах чувствовалась тянущая слабость. Голову кружило, под ложечкой накипала муть.
«Сейчас упаду», — думал Игнаша, костенея.
— Не бойся, не бойся! Вниз упадешь, не вверх, — донесся с палубы уже знакомый Игнаше голос адмирала. — Муха!

Комментарии запрещены.

Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930